Конкурс эссе по теме "Диалог цивилизаций"/ Март 2011

Диалог между цивилизациями (финалист конкурса)

 «Будучи одержимы сиюминутными разногласиями, мы нередко забываем о тесной связи между всеми представителями Человечества. Возможно, нам нужна некая внешняя вселенская угроза, которая заставит нас осознать эту общность. Иногда мне кажется, что все противоречия мирового масштаба исчезнут, как только мы столкнемся с инопланетной угрозой, пришедшей извне»1. Р. Рейган  

1/In our obsession with antagonisms of the moment, we often forget how much unites all the members of humanity. Perhaps we need some outside, universal threat to make us recognize this common bond. I occasionally think how quickly our differences worldwide would vanish if we were facing an alien threat from outside this world/.  

Однажды задавшись вопросом о том, с чего все начиналось, мы начинаем свое знакомство с окружающим миром. И на протяжении всей жизни мы продолжаем размышлять о силах, которые все приводят в движение; ведь процесс познания — это один из основных способов взаимодействия со Вселенной. Однако не обязательно быть чересчур любознательным, чтобы понять, что наш мир есть не что иное, как результат деятельности древних цивилизаций.

Как сказано в каждом учебнике истории для начальной школы, древняя Колыбель Миров дала жизнь нескольким новым античным цивилизациям. Ими стали Древняя Греция, Древний Рим, Древний Египет, Древняя Индия, Древний Китай, Цивилизация Персов и Иудея эпохи Второго Храма. Каждая из вышеперечисленных культур оставила миру сегодняшнему огромное и неоценимое наследие в самых различных сферах; ни лингвисты, ни правоведы не в состоянии переоценить его, стоит ли говорить о его значении для просвещения. В течение следующего периода своего развития Человечество создало такие цивилизации как Азиатская, Африканская, цивилизация Центральной Америки, а также Исламский мир вкупе с Западным и Восточным Христианством.

По мере развития и видоизменения цивилизаций росли и противоречия между ними, день ото дня умножая мировую скорбь. На момент вступления в двадцатый век человечество представляло собой совокупность нескольких цивилизаций и множества проблем. Среди цивилизаций были Запад, включающий Европу, обе Америки, Восточную Ортодоксальную Церковь и Австралию; Страны Ислама; а также Восток и Черная Африка. В качестве отдельных мировых сообществ мы можем выделить как некоторые цивилизации Востока и Запада, а именно бывший СССР и США, так и цивилизации Юга и Севера — по той простой причине, что южные страны до сих пор не выдерживают сравнения с развитыми и процветающими странами Севера.

Итак, на момент непосредственного пересечения границы двадцатого века Человечество было представлено в виде различных цивилизаций или, лучше сказать, разнообразных, не похожих друг на друга и разобщенных частей. Разнообразие и Непохожесть могут быть выбраны в качестве ключевых слов не только в данном контексте, но и для объяснения того факта, что большая часть двадцатого века была брошена на алтарь Бога Войны. Нетрудно воскресить в памяти перечень жертвенных обрядов, проведенных за последнюю сотню лет во славу этого бога; и некоторые из них были весьма масштабны. Причем вряд ли можно с уверенностью утверждать, когда именно человечество понесло наибольшие потери — в ходе ли кровавых военных конфликтов, жертвы которых исчисляются миллионами, или после завершения Холодной Войны, когда биполярное мировое сообщество вело так называемую битву за умы.

Само собой разумеется, что к середине восьмидесятых годов необходимость какого-либо социального явления, подобного Диалогу, стала крайне очевидной. Многие прогрессивные умы сознавали эту необходимость, но нередко мы признаем существование чего-либо только после того, как об этом заявят с трибуны. Роль того, кому приходится глаголить устами младенца, выпала на долю Сорокового Президента Соединенных Штатов. В 1987-м году, выступая с речью перед 42-й Генеральной Ассамблеей ООН, Рональд Рейган утверждал следующее: «Будучи одержимы сиюминутными разногласиями, мы нередко забываем о тесной связи между всеми представителями Человечества. Возможно, нам нужна некая внешняя вселенская угроза, которая заставит нас осознать эту общность. Иногда мне кажется, что все противоречия мирового масштаба исчезнут, как только мы столкнемся с инопланетной угрозой, пришедшей извне».

Стоит упомянуть, что идея инопланетного вторжения была достаточно популярна в восьмидесятые. По счастью, ни один инопланетянин так и не приземлился на поверхности нашей планеты, и человечеству пришлось заняться поиском новых символов. К этому моменту Холодная Война успела закончиться, а одна из великих мировых сил просто сошла на нет. Но ожидаемый мир на Земле был все еще непоправимо далек. Разумеется, возникает вопрос «Почему?». Почему народы Земли все еще пытались достичь некой призрачной независимости, найти особый путь существования, пока мир плавно превращался в какое-то подобие феодального государства?

В то время, как могущественнейший демон сепаратизма сломил сопротивление большинства цивилизаций, нам стоит с благодарностью вспомнить о дарованной нам способности решать любые вопросы с помощью переговоров. Случилось так, что никто иной как бывший президент Ирана Мохаммед Хатами предложил Организации Объединенных Наций вернуться к концепту ведения переговоров спустя пятьдесят три года после того, как ООН была основана с целью непосредственного прекращения войн и создания фундамента для Диалога.

В контексте глобализации ООН сочла идею многообразия одной из ключевых, принимая во внимание увеличение числа международных столкновений с одной стороны и все еще существующую возможность создания путей для дальнейшего ведения Диалога — с другой. Привлекая внимание мирового сообщества к этой теме, ООН объявила 2001-й год Годом Диалога между Цивилизациями. Спустя два года состоялась первая сессия Родосского Форума. Нет нужды говорить, что это событие, обязанное своим проведением Российскому, Индийскому и Греческому представителям, стало настоящим воплощением повестки дня Года Диалога. Участники Форума приняли декларацию, являвшуюся не только своего рода производной от первоначальной резолюции ООН по Диалогу между Цивилизациями, но и жизненно важным звеном в системе международного взаимодействия. Родосский Форум дал начало культурному проекту «Альтернативные модели глобализации», а также учредил специальную награду для участников Диалога.

В рамках Диалога по всему миру в прошло множество конференций. В марте 2005-го была проведена международная конференция, посвященная судьбе Латинской Америки в текущем столетии. Европейские коллеги тоже не остались в стороне, и в мае 2004-го состоялась Пражская дискуссия на тему «Европа в 21-м веке». Два года спустя в том же городе под эгидой Мирового Общественного Форума прошел международный конгресс предпринимателей. Всего лишь год спустя в Париже ЮНЕСКО провела семинар «Диалог культур и цивилизаций: мост от прав человека к моральным ценностям». Помимо этого, в 2003-ем году ЮНЕСКО приняла Международную Конвенцию о защите нематериального культурного наследия, которая, без сомнений, имеет большое значение в вопросах межкультурного Диалога. Вряд ли стоит упоминать, что деятельность Международного Общественного Форума не обошла и Ближний Восток, и Канаду.

На 59-й Генеральной Ассамблее ООН в 2005-м Хосе Родригез Сапатеро, премьер-министр Испании, выступил с инициативой создания структуры под названием Альянс Цивилизаций. Инициативу одобрили, и Кофи Аннан учредил Альянс, а точнее говоря, — Группу Высокого Уровня — с целью поиска способов противостояния угрозе экстремизма. Основная сфера компетенции Альянса — это так называемые тлеющие конфликты между Западной и Исламской Цивилизациями.

Помимо официальной деятельности Организации Объединенных Наций стоит отметить и тот факт, что идеи политики мультикультурализма, толерантности и межцивилизационного Диалога встретили повсеместную поддержку со стороны различных слоев общества Европы и США. Однако не стоит закрывать глаза и на слабые стороны Диалога между Цивилизациями, равно как и на тот факт, что порой сама идея толерантности просто не срабатывает.

Прежде всего, она не срабатывает для подавляющего большинства представителей народов Востока. К примеру, хорошо известно, что курды не имеют возможности вкушать преимущества политики мультикультурализма. И несмотря на то, что фактически они живут на собственной территории, ни Иран, ни Ирак, ни Турция не выказывают по отношению к ним даже намека на толерантность, не говоря уже о банальном гостеприимстве. Стоит ли говорить, что курды — не единственные, кто отнюдь не процветает на Ближнем Востоке. Сколько бы слов ни было сказано, какие бы причины ни существовали, Ближний Восток по-прежнему далек от того, чтобы стать местом, где чествуются и соблюдаются идеи признания многообразия. Не говоря уже о том, что, будучи большими консерваторами и индивидуалистами на своей родной земле, выходцы из Средней Азии продолжают вести себя точно также и на гостеприимной почве Европы.

Как уже утверждалось выше, Европа шагала по тропе мультикультурализма в течение нескольких десятилетий, но, по всей видимости, европейское население успело подустать от этой однобокой толерантности. Гости, к которым относились согласно всем правилам Диалога между Цивилизациями, играть по правилам не собирались. Летние бунты в Лондоне могут служить отличным примером того, что политика толерантности в отношении британцев потерпела поражение.

Следует ли из всего этого, что мы можем утверждать, будто народы Земли еще не готовы к Диалогу? Уместно ли использовать следующие строки из поэмы У.Х. Одена в качестве иллюстрации грядущих перспектив мирового сообщества: «Разрываемые противоречиями,/ Для компромисса мы/ Не созданы./ Почтение возможно,/ Но дружба — никогда»? Можем ли мы утверждать, что Рейган был прав, и ничто, кроме внеземной опасности не в состоянии по-настоящему сплотить цивилизации и заставить их забыть о веками складывавшихся противоречиях?

Разумеется, ответ отрицателен. Мы были готовы к сотрудничеству и приемлемому многообразию в течение довольно долгого времени, однако мы не можем говорить от имени всех и каждого. Мы не вправе пренебрегать тем фактом, что все еще существуют не только индивидуумы, но и целые народы, путающие диалог с монологом и нуждающиеся в соответствующих разъяснениях.

Мы не хотим, чтобы Диалог был последним приютом разрушающегося мира, мы хотим, чтобы он стал пристанищем мира цветущего. Мы хотим обмениваться, но не хотим терять. Мы готовы уважать и ценить, однако надеемся на ответные чувства. Из всего этого следует, что мы должны продолжать вести Диалог с распростертыми объятьями, но в то же время держать в уме, что и менее счастливый сценарий развития событий может быть претворен в жизнь. Мы должны в некотором роде раздвоиться: памятуя о своих первых шагах, принимать мир и каждое творение божье такими, какие они есть, и одновременно примерить на себя роль взрослого, присматривающего за едва начинающим ходить ребенком. Другими словами, мы должны быть готовы наслаждаться плодотворным Диалогом с каждым, кто выкажет готовность, и в то же время следить, чтобы никто не использовал во зло наши благие намерения.